12:21 

магистратура.вопросы 1-5

Искра Огня
Жизнь коротка: Нарушай правила – Прощай быстро - Целуй медленно - Люби искренно - Смейся неудержимо. И никогда не сожалей о том, что заставило тебя улыбнуться.
1. Проблема предмета философии и ее функций. Место и роль философии в культуре.

Философию нередко понимают как некое абстрактное знание, предельно удаленное от реальностей нашей повседневной жизни. Это далеко не так. Напротив, именно в самой жизни берут начало самые серьезные, самые глубокие проблемы философии, именно здесь находится главное поле ее интересов; все же остальное, вплоть до самых отвлеченных понятий и категорий, до самых хитроумных мыслительных построений, - в конечном счете не более чем средства для постижения жизненных реальностей в их взаимосвязи, во всей полноте, глубине и противоречивости. При этом важно иметь в виду, что в философии, пытающейся осмыслить действительность, такое осмысление предполагает критическое отношение к действительности, к тому, что устаревает и отживает, и одновременно с этим - поиск в самой реальной жизни, в ее противоречиях возможностей, средств и направлений ее дальнейшего развития в интересах человека. Преобразование реальности, практика, является той сферой, откуда философия только и может получить толчок, стимул для решения своих проблем, где выявляется действительность и мощь человеческого мышления.

Философия - одна из древнейших областей знания, духовной культуры. Зародившись в VII-VI веках до н.э. в Индии, Китае, Древней Греции, она стала устойчивой формой сознания, интересовавшей людей все последующие века. Призванием философов сделался поиск ответов на вопросы, да и сама постановка вопросов, относящихся к мировоззрению. Уяснение таких вопросов жизненно важно для людей. Это особенно ощутимо в эпохи перемен с их сложным сплетением проблем - ведь именно тогда активно проверяется делом и преобразуется само мировоззрение. Так в истории было всегда. Но, пожалуй, никогда еще время не ставило так остро задач философского осмысления всего происходящего, как в переживаемый сейчас период истории, в самом начале III тысячелетия.

Философия (от греч. phileo - люблю и sophia - мудрость) буквально означает "любовь к мудрости". По некоторым историческим свидетельствам, слово "философ" впервые употребил древнегреческий математик и мыслитель Пифагор по отношению к людям, стремящимся к высокой мудрости и достойному образу жизни. Истолкование же и закрепление в европейской культуре термина "философия" связывают с именем древнегреческого мыслителя Платона. В учении Платона софия - это мысли божества, определяющие разумное, гармоничное устройство мира. Слиться с софией способно лишь божество. Людям же посильны стремление, любовь к мудрости. Вставших на этот путь стали называть философами, а область их занятий - философией.

Первоначально слово "философия" употреблялось в более широком значении, чем закрепившееся за ним позднее. По сути это был синоним зарождающейся науки и теоретической мысли вообще. Философией именовалось совокупное знание древних, еще не разделенное на специальные области. Такое знание охватывало конкретные сведения, практические наблюдения и выводы, обобщения. К тому же знания, начатки наук сочетались в нем с теми раздумьями людей о мире и о себе, которые в будущем составят корпус философской мысли уже в более специальном, собственном смысле этого слова.

Именно природу сделали предметом изучения первые греческие мыслители, в чьих трудах философия предстала прежде всего в образе натурфилософии (философии природы). Причем особый интерес уже у них вызывали не частности. Каждое конкретное наблюдение они старались присоединить к пониманию волновавших их принципиальных вопросов. Прежде всего их занимало возникновение и строение мира - Земли, Солнца, звезд (то есть космогонические и космологические вопросы). Ядром философии на ранних стадиях ее развития, да и позднее, было учение о первооснове всего сущего, из которой все возникает и в которую все возвращается. Считалось, что рациональное понимание того или иного явления по существу и означало сведение его к единой первооснове. По поводу ее конкретного понимания взгляды философов расходились. Но в многообразии позиций сохранялась основная задача: связать фрагменты человеческих знаний воедино. Тем самым проблема первоосновы, первоначала смыкалась с другой важной проблемой: единого и многого. Поиск единства в многообразии мира выражал характерную для философской мысли задачу синтеза человеческого опыта, знаний о природе. Эти функции сохранялись за философской мыслью в течение многих веков. Хотя на зрелых стадиях развития науки, особенно с появлением ее теоретических разделов, они существенно видоизменялись, философский интерес к природе не угас и, насколько можно судить, угаснуть не может. (Лукреций "О природе вещей"; Дж. Бруно "О бесконечности, вселенной и мирах"; Д. Дидро "Мысли об истолковании природы"; П. Гольбах "Система природы"; Гегель "Философия природы"; А. И. Герцен "Письма об изучении природы")

Постепенно в сферу философии вошли и стали постоянным предметом ее интереса вопросы общественной жизни людей, ее политического, правового устройства и др. Это также запечатлелось в названиях сочинений (например: Платон "Государство", "Законы"; Аристотель "Политика"; Т. Гоббс "О гражданине", "Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского"; Дж. Локк "Два трактата о государственном правлении"; Ш. Монтескье "О духе законов"; Гегель "Философия права"). Подобно натурфилософии, предвестнице будущего естествознания, социально-философская мысль подготовила почву для конкретных знаний об обществе (гражданская история, юриспруденция и т.д.).

В греческой мысли поворот от космоса к человеку совершил древнегреческий философ Сократ, сделавший проблему человека фокусом философии. Тем самым на первый план выдвигались темы познания и истины, справедливости, мужества и других нравственных добродетелей, смысла человеческого существования, жизни и смерти. Это был новый образ философии как жизнепонимания. Проблематика, получившая свой импульс от Сократа, заняла очень важное место в философии. Это отразилось и в тематике философских сочинений (например: Аристотель "О душе", "Этика", "Поэтика", "Риторика"; Авиценна (Ибн Сина) "Книга знания"; Р. Декарт "Правила для руководства ума")

Предметом философии может быть язык, текст, познание и т. д. Это зависит от философского направления. Возникновение же философского направления связано опр. социально-историческим контекстом, обусловившим потребность в осмыслении то или иного объекта. Предмет также зависит от понимании места и роли человека в мире. Например, Сократ говорил о философии как поиске мудрости. Платон – предмет философии – размышление над единым благом. Аристотель – философия - это наука о началах и причинах бытия, исследование первых причин…То же самое можно проследить, если сравнить философию Средневековья и Нового времени и т.п. Итак, можно сказать, что предмет философии историчен, постоянно обновляется и определить его невозможно. Но можно охарактеризовать философскую мысль. Философская мысль ориентирована на «охват всего», поэтому и невозможно определить ее конкретный предмет. Прежде всего философия отличается 1)целостностью 2) универсальностью 3) рефлексивностью. Философия – осмысление отношения человека к миру. Причем ни человек, ни мир не определяются заранее, следовательно, в зависимости от того, как мы трактуем человека и мир, мы и определяем предмет. Философия – не изучение чего-то, (если ее сравнивать с другими дисциплинами) а особый взгляд.
Можно выделить основные функции философии:
1) выявление универсалий культуры (наиболее общих идей, представлений, форм). Философия прочерчивает границы мышления и бытия: формирует реальность.
2) Критическая функция (саморефлексия)
3) Интегративная функция: философия согласовывает все формы человеческого опыта: познавательные, ценностные, практические
4) Мировоззренческая функция: в этом смысле философия обращается к каждому отдельному человеку.
Конечно, можно еще провести дисциплинарную классификацию: в философии выделяется эстетика, этика, гносеология, эпистемология, социальная философия, онтология и т.д.

Соотношение философии с другими формами духовной жизни:

1) философия и миф: миф антирефлексивен, философия рефлексивна; миф анонимен, философия – нет, она носит принципиально-личностный характер; философия претендует на рациональность
2) философия и религия: их объединяет целостность и признание пограничной природы человека; основные отличия – догматический характер религии, что несовместимо с философским мышлением
3) философия и наука: это самый спорный вопрос. Их объединяет ориентация на теоретичность и рациональность, опора на понятия. Но наука всегда ограничена предметной областью, наук нерефлексивна (не рассуждает над фундаментальными понятиями) + догматизм науки
4) философия и искусство: основное средство искусства – образ, философии – понятие. Их общее: целостность.

Бродский. Выступление в Сорбонне
Изучать философию следует, в лучшем случае,
после пятидесяти. Выстраивать модель
общества - и подавно. Сначала следует
научиться готовить суп, жарить - пусть не ловить -
рыбу, делать приличный кофе.
В противном случае, нравственные законы
пахнут отцовским ремнем или же переводом
с немецкого. Сначала нужно
научиться терять, нежели приобретать,
ненавидеть себя более, чем тирана,
годами выкладывать за комнату половину
ничтожного жалованья - прежде, чем рассуждать
о торжестве справедливости. Которое наступает
всегда с опозданием минимум в четверть века.

Изучать труд философа следует через призму
опыта либо - в очках (что примерно одно и то же),
когда буквы сливаются и когда
голая баба на смятой подстилке снова
для вас фотография или же репродукция
с картины художника. Истинная любовь
к мудрости не настаивает на взаимности
и оборачивается не браком
в виде изданного в Геттингене кирпича,
но безразличием к самому себе,
краской стыда, иногда - элегией.

(Где-то звенит трамвай, глаза слипаются,
солдаты возвращаются с песнями из борделя,
дождь - единственное, что напоминает Гегеля.)

Истина заключается в том, что истины
не существует. Это не освобождает
от ответственности, но ровно наоборот:
этика - тот же вакуум, заполняемый человеческим
поведением, практически постоянно;
тот же, если угодно, космос.
И боги любят добро не за его глаза,
но потому что, не будь добра, они бы не существовали.
И они, в свою очередь, заполняют вакуум.
И может быть, даже более систематически,
нежели мы: ибо на нас нельзя
рассчитывать. Хотя нас гораздо больше,
чем когда бы то ни было, мы - не в Греции:
нас губит низкая облачность и, как сказано выше, дождь.

Изучать философию нужно, когда философия
вам не нужна. Когда вы догадываетесь,
что стулья в вашей гостиной и Млечный Путь
связаны между собою, и более тесным образом,
чем причины и следствия, чем вы сами
с вашими родственниками. И что общее
у созвездий со стульями - бесчувственность, бесчеловечность.
Это роднит сильней, нежели совокупление
или же кровь! Естественно, что стремиться
к сходству с вещами не следует. С другой стороны, когда
вы больны, необязательно выздоравливать
и нервничать, как вы выглядите. Вот что знают
люди после пятидесяти. Вот почему они
порой, глядя в зеркало, смешивают эстетику с метафизикой.


Открывающаяся нашему мысленному взору общая "картина" философских раздумий говорит о напряженном поиске ответов на принципиальные, волнующие людей вопросы о мире и о себе, и она же свидетельствует о многообразии точек зрения, подходов к решению одних и тех же проблем. Каковы же функции философии в сложном комплексе культуры? Прежде всего философская мысль выявляет основополагающие идеи, представления, схемы действия и др., на которых базируется общественно-историческая жизнь людей. Их характеризуют как наиболее общие формы человеческого опыта, - или универсалии культуры. Важное место среди них занимают категории - понятия, отражающие самые общие градации вещей, типы их свойств, отношений. В своей совокупности они образуют сложную, разветвленную систему взаимосвязей (концептуальные "сетки"), задающих возможные формы, способы действия человеческого ума. Такие понятия (вещь, явление, процесс, свойство, отношение, изменение, развитие, причина - следствие, случайное - необходимое, часть - целое, элемент - структура и др.) приложимы к любым явлениям или, по крайней мере, к обширному кругу явлений (природа, общество и др.). Например, ни в повседневной жизни, ни в науке, ни в различных формах практической деятельности нельзя обойтись без понятия причины. Подобные понятия присутствуют во всяком мышлении, на них держится человеческая разумность. Потому их и относят к предельным основаниям, универсальным формам (или "условиям возможности" культуры). Классическая мысль от Аристотеля до Гегеля тесно связала понятие философии с учением о категориях. Эта тематика не утратила своего значения и сейчас. В схеме "ромашка" сердцевина соответствует общему понятийному аппарату философии - системе категорий. На деле, в действии - это весьма подвижная система связей базовых понятий, применение которых подчиняется своей логике, регулируется четкими правилами. Исследование и освоение категорий, пожалуй, по праву называют в наше время "философской грамматикой" (Л. Витгенштейн).

Многие века философы считали категории вечными формами "чистого" разума. Культурологический подход выявил иную картину: категории формируются исторически по мере развития человеческого мышления и воплощаются в структурах речи, в работе языка. Обращаясь к языку как культурно-историческому образованию, анализируя формы высказываний и действий людей, философы выявляют наиболее общие ("предельные") основания речевого мышления и практики и их своеобразие в разных типах языков и культур.

В комплексе самых общих оснований культуры важное место занимают обобщенные образы бытия и его различных частей (природа, общество, человек) в их взаимосвязи, взаимодействии. Подвергшись теоретической проработке, такие образы трансформируются в философское учение о бытии - онтологию (от греч. on (ontos) - сущее и logos - слово, понятие, учение). Кроме того, теоретическому осмыслению подлежат различные формы отношений мира и человека - практические, познавательные и ценностные. Отсюда и название соответствующих разделов философии: праксиология (от греч. praktikos - деятельный), эпистемология (от греч. episteme - знание) и аксиология (от греч. axios - ценный). Философская мысль выявляет не только интеллектуальные, но также нравственно-эмоциональные и другие универсалии. Они всегда относятся к конкретным историческим типам культур, а вместе с тем принадлежат и человечеству, всемирной истории в целом.

Помимо функции выявления и осмысления универсалий философия (как рационально-теоретическая форма мировоззрения) берет на себя и задачу рационализации - перевода в логическую, понятийную форму, а также систематизации, теоретического выражения суммарных результатов человеческого опыта.

Разработка обобщенных идей и представлений с самого начала считалась задачей философов. Откуда же они черпали материал для этой работы? Изучение истории культуры свидетельствует: из всего многообразия человеческого опыта. В процессе исторического развития база философских обобщений изменялась. Так, на первых порах философская мысль обращалась к разным вненаучным и донаучным, в том числе обыденным, формам опыта. Например, разработанное в древнегреческой философии учение об атомистическом строении всего сущего, на много столетий предвосхитившее соответствующие конкретно-научные открытия, опиралось на такие практические наблюдения и навыки, как разделение материальных вещей на части (дробление камней, мельничное дело и т.п.). Кроме того, определенную пищу для обобщений давали и пытливые наблюдения самых различных явлений - пылинок в световом луче, растворения веществ в жидкостях и т.п. Были привлечены и освоенные к тому времени приемы делимости отрезков в математике, языковой навык сочетания слов из букв, а предложений и текстов из слов и др. Широта охвата явлений, рассмотрение под единым углом зрения, казалось бы, далеких друг от друга видов опыта - вкупе с силой поднимающейся над частностями мысли - способствовали формированию общей концепции "атомистики".

Иными словами, на долю философии падает в культуре также важная критическая функция. Поиск решений сложных философских вопросов, формирование нового видения мира обычно сопровождается развенчанием заблуждений, предрассудков. Задачу разрушения устаревших взглядов, расшатывания догм подчеркнул Ф. Бэкон.

По отношению к уже накопленному опыту миропонимания философия выполняет роль своего рода "сита" (или, скорее, цепов и веялки), отделяющего "зерна от плевел". Передовые мыслители, как правило, ставят под сомнение, расшатывают, разрушают устаревшие взгляды, догмы, стереотипы мысли и действия, схемы миропонимания. Однако они стараются не "выплеснуть вместе с водой и ребенка", стремятся сохранить в отвергаемых формах мировоззрения все ценное, рациональное, истинное, оказать ему поддержку, обосновать и развить дальше. Это значит, что в системе культуры философия берет на себя роль критического отбора (селекции), накопления (аккумуляции) опыта миропонимания и его передачи (трансляции) последующим периодам истории.

Философия обращена не только к прошлому и настоящему, но и к будущему. В качестве формы теоретической мысли она обладает мощными творческими (конструктивными) возможностями формирования обобщенных картин мира, принципиально новых идей и идеалов. В философии выстраиваются, варьируются, мысленно "проигрываются" разные способы миропонимания ("возможные миры"). Тем самым людям предлагается - как бы на выбор - целый спектр возможных мироориентаций, образов жизни, нравственных позиций. Ведь исторические времена и обстоятельства бывают разными, да и склад людей одной эпохи, их судьбы и характеры неодинаковы. Потому в принципе немыслимо, чтобы какая-то одна система взглядов годилась всегда и для всех. Многообразие философских позиций, точек зрения и подходов к решению одних и тех же проблем - ценность культуры. Формирование в философии "пробных" форм мировоззрения важно и с точки зрения будущего, которое полно неожиданностей и никогда не бывает всецело ясным для ныне живущих людей.

Анализ важнейших функций философии в системе культуры (вместо попыток абстрактно вникнуть в суть данного понятия) показывает, что культурно-исторический подход внес заметные изменения в представления о предмете, целях, способах и результатах философской деятельности, а это не могло не сказаться и на понимании характера философских проблем.


3. Бытие как философская проблема. Монистические и плюралистические концепции бытия, самоорганизация бытия.
Бытие – самая абстрактная философская категория, которая обозначает универсальную основу всякого конкретного существования. Это некое самодостаточное начало, оно абсолютно, неопределенно, вечно, пусто (не имеет частей), едино и непредставимо. Понятие бытия концептуализирует «наличие» или «данность» в сознании, и при этом не указывает на содержание тех или иных явлений и предметов. Получается, что оно лишь насыщено потенциями. Это предельно общее понятие, или как сказал Гегель «предельно пусто понятие», и его сложно определить.
Важно то, что мы в своей рефлексии не можем далеко уйти от слова «есть», когда мы в ходе своего философского размышления проблематизируем до конца, мы неизбежно приходим к нему же. Из этого естественно следует то, что философ всегда пытается ответить на вопрос: «Что такое бытие?». Эта проблема из разряда нерешаемых, но она же, с другой стороны, и вечный двигатель философии. И онтология, поэтому, становится основной дисциплиной философии.
Основные категории онтологии: бытие, небытие, сущее и существование. Небытие – отсутствие бытия, отрицание бытия. Сложилось разное понимание природ небытия: одни философы (например, Парменид) категорически отрицают реальность небытия, другие считают, что оно субстанционально реально и не зависит от бытия (пустота в атомизме Демокрита). Больше всего это понятие анализиоуется в философии Востока (вайшешики – разносторонний анализ). Диалектическую концепцию взаимосвязи бытия и небытия разворачивает Гегель.
Итак, есть сущее, чтойность которого – сущность ("Что есть сущее?"), а его существование – бытие ("Что значит, что сущее есть?"). Иногда сущее сводят к понятию сущность, поскольку сущность есть то, что ум постигает в сущем как его определенность. Есть сущее и есть дело существования этого сущего, которое и называют бытием.
Существование = экзистенция; внешнее бытие вещи. Бытие вообще понимается в его первичности, беспредельности и полноте, а существование - скорее как просвечивание сущего вовне (по Хайдеггеру), то есть нечто вторичное, преходящее.

1. Как самостоятельное понятие, бытие возникает в древнегреческой философии, можно даже сказать, что сама философия зарождается в обсуждении вопроса о бытии. Первые рассуждения досократиков касаются проблемы первоначала всего сущего, то есть бытие понималось как некое сверх-сущее, то есть сущее, которое делает сущим все остальное. Такие поиски основания сначала приводили к вполне вещественным и физическим ответам на вопрос (например, огонь Гераклита, вода Фалеса или воздух Анаксимена). В этом проявлялась свойственная раннегреческой мысли натурфилософия. В философии Платона уже отсутствуют с чем-то конкретным вроде огня, его понимание бытия как Единого сверхбытия связано с его учением об идеях. По Платону, из Единого как первой субстанции рождается вторая субстанция Нус (Ум) вместе с неземным миром идей. Т. о., Первоматерия – самостоятельное начало и идеями не творится. С философии Аристотеля – попытка расчленить различные смыслы употребления слова «есть». Аристотель выделяет 4 значения слова «есть»: 1) случайное наличие одного в другом 2) определение вещи через ее существенные признаки 3) истинность, соответствие знания действительности 4) актуальное проявление или возможность. Аристотель различал большее или меньшее бытие: а) сущее как таковое б) первейшее сущее в) сущее, котрое создается человеком, техне. Кроме того, для характеристики бытия Аристотель использовал категории: формы и материи, сущности и феномена, возможности и действительности, общего и единичного.
2. Средневековая философия сближает понятие бытия и Бога, считая бытие единственным возможным предикатом Бога. Различные трактовки бытия выразились в споре реалистов и номиналистов. Кроме того, разделяются сущность и существование, в которых выражаются идеальное содержание бытия и его реальное воплощение. Фома Аквинский подчеркивает творческую составляющую бытия как Бога. Он же вводит метод онтологии сущего как связи абсолютного Бытия и его конечных проявлений. Основными моментом в средневековом понимании бытия становится взаимоотношения бытия творящего и сотворенного (мира божественного и тварного).
3. Новое время выдвинуло впервые проблему бытия в форме декартовского тезиса «мыслю, следовательно существую». В рамках позитивной традиции с претензиями на научное, строгое знание тема бытия забывается. Вопрос о бытии считался излишне метафизичным. А Кант вообще не затрагивал тему бытия, смещая акцент с вопроса «что есть мир?» на вопрос «что я могу о нем знать?». Гегель обращается к понятию бытия, но лишь в анализе познания, понимая бытие как пустое, приближая его к нибытию.
4. Хайдеггер первым ставит проблему забвения бытия. Он говорит, что тема бытия должна быть вновь поднята в философии. Основное заблуждение «метафизики», а вместе с ней всей западноевропейской культуры, в подстановке вместо бытия того или иного «сущего». Само же бытие, по Хайдеггеру, есть со-бытие (Ereignis). Мы не можем объективировать для себя бытие, так как мы сами всегда часть бытия. Он строит своё понимание бытия как человеческого, так как именно человеку свойственно понимание бытия. Это так называемый «онтологический переворот» XX века.

Философские теории, утверждающие внутреннее единство мира, называются монистическими (от греч. monos - один, единственный). Таких теорий в философии большинство. Однако история философии знает и иные, дуалистические (от лат. dualis - двойственный) и плюралистические (от лат. pluralis - множественный) концепции.
Элементы дуализма присущи философским системам Декарта и Канта. Согласно Декарту, между мирами материи и духа нет ничего общего, каждый из них существует независимо от другого. У Канта мир феноменов человеческого сознания противостоит миру «вещей в себе», о которых ничего нельзя знать.
К числу плюралистических концепций можно, с некоторыми оговорками, отнести учение Лейбница о монадах - бесчисленных идеальных элементах бытия, в каждом из которых отражается вся Вселенная. Монады абсолютно индивидуальны и лишены всякой реальной связи друг с другом - как выразился Лейбниц, «монады не имеют окон», т.е. каждая замкнута в самой себе.
Последовательно плюралистическую теорию построил в прошлом веке английский логик и математик Бертран Рассел. Он рассматривал мир как множество независимых друг от друга «атомарных фактов», каждый из которых в идеальном языке описывается неким высказыванием.
Монистические теории поначалу усматривали единство мира в каком-либо первичном и простейшем веществе, из которого состоят все вещи (вода, огонь, атомы и пр.). В дальнейшем первопричиной мироздания чаще считался всеобщий закон бытия, связывающий все вещи в единое целое - в универсум. Этот закон у разных философов именовался Логосом, Абсолютной Идеей, Богом, Природой, материей, а иной раз и просто субстанцией (у Спинозы).
Учение о самоорганизации бытия входит в содержание синергетики, изучающей особенности развития сложных неравновесных систем, к числу которых можно отнести природу, общество, культуру, человека и др. Открытый характер взаимодействия таких систем с окружающей средой приводит к постепенному увеличению энтропии, т.е. возрастанию степени внутренней хаотичности и нарушению порядка. Явление хаоса в теории самоорганизации Вселенной имеет положительное значение, поскольку хаос конструктивен, созидателен, из него возникает материя, т.е. порядок. Поэтому развитие мира (сложных открытых систем) связано с самоорганизацией материи от хаоса к порядку и от порядка к хаосу.

4. Детерминизм и индетерминизм.

Общетеоретический принцип детерминизма является фундаментальным принципом философского учения о бытии. Принцип детерминизма содержит ответ на вопрос, обусловлены ли явления мира в своем существовании и развитии, имеет ли эта обусловленность регулярный, упорядоченный или произвольный, неупорядоченный характер. Другими словами, это вопрос о том, выступает ли мир в своем существовании и развитии как упорядоченный Космос или неупорядоченный хаос. Ответ на последний вопрос, как и ответы на первые два, всегда интересовал философов, начиная с античности; в зависимости от этого ответа философские учения распадались на два направления: философский детерминизм и философский индетерминизм. Первоначально смысл слова "детерминация" был связан с буквальным его значением и имел антропоморфный характер. Термин "детерминация" происходит от латинского determinare, означающего "определять", "отделять", "отграничивать", и в этом смысле он обозначал операцию определения предмета через выявление и фиксацию его признаков, отделяющих один предмет от другого. Ясно, что детерминация в этом смысле обязательно предполагает существование познающего субъекта. Позже детерминацию в философии стали понимать в объективном смысле, как формирование, становление объективных признаков предмета под действием объективных факторов. Но такое изменение употребления термина "детерминация" путем приписывания ему объективного статуса с необходимостью вело и к изменению его смыслового значения. Детерминация в объективном смысле уже означает не определение, ограничение или отделение, а обусловливание одних явлений, процессов и состояний другими явлениями, процессами и состояниями, в результате чего первые и приобретают определенные признаки, которые можно зафиксировать в определениях. Именно это объективное значение термина "детерминация", характеризующее существование в мире отношения объективного обусловливания, и имеет в виду современная философия, когда утверждает детерминированность всех объективных явлений.

Детерминизм - это учение о всеобщей обусловленности объективных явлений. В основе такого представления о мире лежит универсальная взаимосвязь всех явлений, которая, с одной стороны, является проявлением субстанциального единства мира и способом его реализации, а с другой - следствием и предпосылкой универсального характера развития.

Центральным вопросом Д. является вопрос о существовании и действии законов. Признание законов, по существу, означает возможность научного познания природы и общества, возможностей науки (в ее “классическом” понимании), научно ориентированной адаптации человека к различным процессам (или управления ими). Отрицание законов стимулировало взгляд на природу и общество как на полностью неуправляемые и непредсказуемые процессы. Применительно к обществу такой взгляд часто возникал из попыток выявить специфику социальных процессов сравнительно с природными, подчеркнуть значение деятельности людей, индивидуального творчества для хода социальной истории. Сложность вопроса о социальных законах объясняется еще и тем, что в процессе становления обществознания доминировало стремление формировать представление о законах общества по образцу законов естественнонаучных. Такой подход порождал упрощенные, “механические” образы и схемы закономерных связей общественной жизни. Эта тенденция не преодолена полностью и до настоящего времени, хотя теперь упрощения общественных законов стимулируются не механикой, а преимущественно биологией.

Исходной категорией детерминизма оказываются понятия связи и взаимодействия. Взаимодействие проявляет себя во взаимном изменении вещей. В нем вещи оказываются теми факторами, через действие которых и реализуется отношение детерминации. Существование всеобщей универсальной взаимосвязи всех явлений и является исходной предпосылкой принципа детерминизма. Детерминизм есть общее учение, признающее существование универсальной взаимосвязи и отрицающее существование каких-либо явлений и вещей вне этой универсальной взаимосвязи (см.: Кедров Б. М. "Научная концепция детерминизма" // "Современный детерминизм, законы природы". М., 1973. С. 8).

Однако содержание принципа детерминизма не исчерпывается этим. Философский детерминизм предполагает также определенную концепцию природы и структуры отношений детерминации, находящую свое выражение в учении о причинности, необходимости (в ее соотношении со случайностью), закономерности, многообразии типов и видов отношений детерминации, существующих в мире, и в решении ряда других проблем.

В более развернутом виде общетеоретический принцип детерминизма может быть представлен в совокупности следующих тезисов:

1. Тезис о всеобщей обусловленности материальных систем и процессов, посредством которых каждая конкретная вещь приобретает и сохраняет свои характерные признаки и которая объясняет изменение явлений. Как справедливо замечает Я.Ф. Аскин, в рамках этого тезиса "детерминизм - это отношение, выражающее зависимость вещей (свойств вещей, отношений между ними, событий, процессов, состояний) в их существовании и изменении от любых факторов" (Аскин Я.Ф. "К вопросу о категориях детерминизма" // "Современный детерминизм и наука". Т. 1. Новосибирск, 1975. С. 44 - 45).

2. В основе всего многообразия отношений детерминации (или обусловливания) лежит генетическая, причинная производительность. Каждое событие имеет свою причину, каждое событие порождается, производится другим событием, и этот процесс порождения сопровождается переносом вещества, движения и информации. Иными словами, принцип детерминизма в качестве своего обязательного компонента включает принцип причинности.

3. Тезис о многообразии типов детерминации и существовании непричинных отношений детерминации. Это означает, что принцип детерминизма не сводит все отношения детерминации к причинной детерминации, но постулирует существование многообразия типов отношения детерминации, непосредственно не сводимых к причинности. В то же время причинная детерминация оказывается основанием для существования всех других типов детерминации.

4. Тезис о закономерности или регулярности отношений обусловливания: процесс обусловливания имеет регулярный упорядоченный характер. Он подчиняется законам, имманентным схемам бытия, внутренне присущим отношениям между явлениями. Согласно этому тезису, каждое явление, событие подчиняется закономерным отношениям в процессе своего существования и изменения.

Требует разъяснения отношение между вторым тезисом, в котором постулируется принцип причинности, и третьим тезисом, в котором утверждается существование в мире непричинных типов обусловливания или детерминации. На первый взгляд может показаться, что эти тезисы находятся в отношении противоречия. Во втором тезисе утверждается всеобщий характер причинности, а в третьем - существование в мире непричинных типов обусловливания. Если истолковывать содержание третьего тезиса о существовании в мире наряду с каузальностью явлений, не имеющих причин, то действительно мы сталкиваемся с логическим противоречием. Однако в действительности в третьем тезисе лишь утверждается, что, хотя каждое явление имеет причину, многообразие отношений между явлениями не исчерпывается отношениями причинения, существуют и другие виды отношений объективного обусловливания, знание которых в равной степени важно для успешной познавательной и практической деятельности человека. Поэтому принцип закономерности находит свое проявление как в отношениях причинной, так и в отношениях непричинной детерминации. В этом плане принцип закономерности оказывается шире по своему объему, чем принцип причинности.

Требует пояснения и соотношение понятий причинности и принципа детерминизма. Из приведенного выше определения принципа детерминизма следует, что понятие причинности рассматривается как необходимая составная часть принципа детерминизма и что последний утверждает о мире нечто большее, чем принцип причинности.

В нашей литературе имеет место тенденция к отождествлению принципа причинности и принципа детерминизма. Например, в "Философской энциклопедии" детерминизм определяется "как учение о всеобщей причинной материальной обусловленности природных, общественных и психических явлений" (Ярошевский М. "Детерминизм" // "Философская энциклопедия". Т. 1. М., 1960. С. 464). При таком отождествлении причинности и детерминизма само использование термина "детерминизм" оказывается излишним. Более логично в таком случае для обозначения учения о регулярной обусловленности использовать термин каузализм. Кроме того, такое отождествление ведет к исключению самой возможности существования непричинных типов и видов обусловливания, а значит, и к исключению возможности существования непричинных законов, что противоречит реальной практике науки.

Отождествление причинности и детерминизма имеет исторические корни и содержит в себе зерно истины. Рациональным моментом в нем является мысль о неразрывности принципа детерминизма и принципа причинности. Отрицание причинности с необходимостью ведет к отказу от материалистического детерминизма. Однако сведение детерминизма только к учению о причинности значительно обедняет концепцию философского детерминизма.

Альтернативной детерминизму позицией является индетерминизм (см.: Огородников В. П. "Познание необходимости. Детерминизм как принцип научного мировоззрения". М., 1985, раздел "Индетерминизм и метафизика против науки"). Существуют различные формы индетерминизма, но все они связаны либо с отрицанием принципа причинности, либо с отрицанием объективного характера отношений детерминации. Последний вариант индетерминизма характерен для философии Д. Юма и И. Канта. Не отрицая значения категорий детерминизма в научном познании, они проводят субъективистскую линию в трактовке природы причинности, необходимости, закономерности: регулярность и обусловленность присущи только нашему восприятию мира, но не самому миру.

В современной западной философии весьма распространена доктрина, сторонники которой отвергают принцип причинности, но принимают принцип закономерности. Иногда эту доктрину обозначают термином "номологический детерминизм" (от греч. "nomos" - закон). Но фактически эта доктрина является скрытой формой индетерминизма, поскольку, как уже говорилось, исключение принципа причинности ведет к индетерминизму, так как отношения обусловливания тем самым лишаются субстанциальной материальной основы.

Изучающий проблемы детерминизма должен иметь в виду многозначность употребления термина "детерминизм" как в отечественной, так и в зарубежной литературе, а поскольку термины "детерминизм" и "индетерминизм" являются антонимами, эта многозначность оказывается характерной и для употребления термина "индетерминизм". Так, широко распространено употребление термина "детерминизм" для обозначения одной из исторических форм детерминизма - лапласовского детерминизма, в котором детерминированность явлений отождествляется с их однозначной предсказуемостью. Соответственно те философы, которые отрицают лапласовский детерминизм, должны именоваться "индетерминистами", хотя отрицание лапласовского детерминизма не связано однозначно с отрицанием принципа всеобщей обусловленности, причинности, закономерности и, следовательно, не обязательно ведет к доктрине философского индетерминизма.

В полном объеме сущность диалектической концепции детерминизма раскрывается с опорой на ряд философских категорий, к которым относятся прежде всего такие, как "причина" и "следствие", "закон" и "закономерность", "сущность" и "явление", "необходимость" и "случайность", "свобода", "возможность", "действительность" и др.

Причинность обозначает объективную, необходимую, последовательную во времени связь между явлениями или событиями, предшествующее из которых называется причиной, а последующее – следствием. Причина и следствие – парные философские категории, совместно выражающие генетическую связь явлений, то есть обозначающие специфическую обусловленность обоснованного его основанием. Идея причинности (по Пивоварову), вероятно произошла из наблюдений за действиями людей по созиданию и изменению вещей, а затем была экстраполирована на весь мировой порядок и приобрела универсальный смысл. Наибольший вклад в разработку принципа причинности внесли Аристотель, Бэкон, Спиноза, Дж. Ст. Милль.
Понятие детерминизма шире понятия причинности. Детерминизм – не просто отношение порождения, генетическая связь; Детерминизм – принцип, согласно которому все явления мира являются упорядоченными и обусловленными (неслучайного нет). Выделяют и непричинные виды детерминаций (функциональная связь, структурная связь, целевая детерминация, вероятностная связь), поэтому можно сказать, что понятие причинности – очень узкое. Как учение, детерминизм основан, прежде всего, на признании действия того, что составляет содержание понятия «закон». Закон отражает непосредственную и устойчивую связь между явлениями. На основании этой связи можно судить о сущности как отдельных явлений, составляющих связь, так и о сущности более общего характера, то есть самой связи.
Отсюда и проблема свободы как вопроса о том, является ли обусловленность связи явлений, выступающей в качестве законов, абсолютной или относительной (случайной). Все относительное не имеет характер необходимого.
Необходимое – это то, что обладает такой возможностью существования, которая полностью совпадает со своей действительностью (Бог существует с необходимостью). Возможность существования необходимого не допускает своей противоположности. Необходимость же и есть само совпадение возможности существования явлений или обусловленной связи между ними с действительностью этого существования. Детерминация – характер необходимого порождения причины следствием. Детерминация явлений и событий исключает всякое отклонение от закона, по которому они осуществляются. Таким образом, исключается свобода следствия. Ибо нечто (некто) может быть свободным, только если оно (он) может быть своим собственным основанием, а следовательно и определяющей свое существование причиной.
Итак, свобода – это условие, при котором нечто (некто)может полностью определять свое собственное существование, будучи при этом его причиной и основанием. Детерминизм определяет соотношение свободы и необходимости.
1)В раннегреческой философии проблема свободы не стояла. Все вещи и весь космос подчинялись судьбе или року, а он в свою очередь определялся необходимостью – ананке. Ананке подчинялись и боги. Космос понимался как целостность, соответсвенно, ни одна вещь в космосе не обладала самостоятельной свободой. Свободой обладали только начала всего сущего как его основания и причины. Тем более не велось речи ни о какой свободы воли (было только некое подобие воли «ярость», свойственное в основном героям). У Платона идеи уже являлись своими собственным основаниями (но здесь небольшое отличие от начал). Большой вклад в теорию детерминизма внес Аристотель, разработав 4 вида причин сущего: материя и форма (содержимое вещи), начальная причина, целевая причина. У Аристотеля все подчиняется по необходимости этим причинам. Свободен только Нус – мировой разум, он же – «перводвигатель» или «форма форм» - конечная причина всего. Первое подобие понятия свободы воли появляется у Эпикура, который в полемике с Демокритом утверждает, что сами атомы могут случайно отклоняться в своем движении. Эпикур вносит элемент случайности в царство атомов.
2) В средние века вопрос о свободе воли является одним из центральных. Ведь Бог создал человека «по образу и подобии своему», а стало быть, свободным. А значит свободным в выборе, отпасть от Бога или остаться с ним. В первородном грехе человек выбирает зло. Существуют два основных направления в вопросе о свободе человека: 1. от Оригена к Эриугене – человек изначально абсолютно свободен и первородного греха практически нет. Грех ндивидуален. И каждый свободен его искупить. 2. От Августина к Ансельму – человек рожден со злой волей изначально вследствие первородного греха. Поэтому человек не свободен сам искупить все свои грехи, только посредством божественной благодати.
3) В философии эпохи Возрождения разум все более освобождается от внешней (и божественной) детерминации. Эта тенденция переходит в Новое время с его рационализмом, эмпиризмом и трансцендентальной философией. Разум человека становится исключительно человеческим. Спиноза: «свобода – осознанная необходимость». Мир детерминирован природно-механическими законами, познавая которые, человек становится все более свободен. (это позже появится в философии Гегеля). Высшим проявлением свободы у Канта является следование внутреннему нравственному закону, высочайшим проявлением которого является «категорический императив».
4) В философии жизни и экзистенциализме жизнь – это прежде всего жизнь каждого переживающего ее. Отсюда и свобода каждого определяется прежде всего им самим. Экзистенциалисты говорят об этом как «подлинном существовании».
Пивоваров в истории философии выделяет три концепции детерминизма: 1)субъективно-идеалистическую 2) объективно-идеалистическую 3)материалистическую. Но вместе с детерминизмом существует и много индетерминистских концепций, и этот спор никогда не прекращался.

5. Сущность, явление, закон.

Центральным вопросом Детерминизма. является вопрос о существовании и действии законов. Признание законов, по существу, означает возможность научного познания природы и общества, возможностей науки (в ее “классическом” понимании), научно ориентированной адаптации человека к различным процессам (или управления ими). Отрицание законов стимулировало взгляд на природу и общество как на полностью неуправляемые и непредсказуемые процессы. Применительно к обществу такой взгляд часто возникал из попыток выявить специфику социальных процессов сравнительно с природными, подчеркнуть значение деятельности людей, индивидуального творчества для хода социальной истории. Сложность вопроса о социальных законах объясняется еще и тем, что в процессе становления обществознания доминировало стремление формировать представление о законах общества по образцу законов естественнонаучных. Такой подход порождал упрощенные, “механические” образы и схемы закономерных связей общественной жизни. Эта тенденция не преодолена полностью и до настоящего времени, хотя теперь упрощения общественных законов стимулируются не механикой, а преимущественно биологией.

Раскрытие содержания понятия закона тесно связано с раскрытием диалектики сущности и явления.

Закон определяется прежде всего как связь (или отношение), что указывает на связь понятия закона с понятием детерминации. Но не всякая связь или отношение является законом: закон не просто связь, но связь существенная. Закон есть отношение сущностей или между сущностями. Из определения закона как существенного отношения следует вывод о том, что все основные атрибуты сущности распространяются и на закон. Поскольку закон является существенной связью, постольку она одновременно должна быть и связью всеобщей. Связь, являющаяся законом, присуща не отдельным предметам, а всем предметам и явлениям определенного рода. Закономерное отношение выступает как отношение определенного целого, которое характеризует его как всеобщее. Характерный признак закона - повторяемость. Тот факт, что закон есть связь всеобщая, присущая неограниченно большому классу явлений, указывает и на то, что она в этом классе явлений постоянно повторяется в пространственно-временном отношении. Например, закономерное отношение, которое существует между такими объективными свойствами газа, как давление, объем и температура, и которое в приближенной форме выражается в виде функциональной зависимости Бойля - Мариотта, будет всегда повторяться при наличии соответствующих условий, независимо от пространственного положения или времени. Характерным признаком закона, вытекающим из его определения как существенной связи, является и его необходимость.

Понятие "закон природы" тесно связано с понятием "условие". Необходимость действия любого закона природы всегда проявляется при'наличии определенных условий. Так, для того чтобы с необходимостью реализовалась зависимость между напряжением, сопротивлением и силой тока в проводнике, выражаемая в законе Ома, требуется, во-первых, наличие проводника с текущим по нему током (что само по себе тривиально), во-вторых, наличие определенной физической обстановки, в которой этот проводник находится, в частности, наличие определенных давления и температуры. При t, близкой к абсолютному нулю, и при сверхвысоких давлениях эта зависимость реализовываться не будет. Это вовсе не значит, что закон Ома имеет необязательный, не необходимый характер. Пример показывает, что действие с необходимостью любого закона природы всегда зависит от условий его реализации. Изменение соответствующих условий приводит или к смене законов, или к изменению формы их действия.

Знание закона может выступать основой целенаправленной практической деятельности людей. Именно во взаимозависимости условий и закона состоит возможность использования людьми объективных законов природы и общества в своих целях. Эта связь закона и условий его действия находит свое непосредственное отражение и в логической (или языковой) форме утверждений о законах природы: положения, в которых формулируются законы, имеют вид условных предложений.

Закон природы - это связь, которая характеризуется основными признаками существенного отношения: всеобщностью, необходимостью, повторяемостью, устойчивостью.

В приведенном определении признак существенности закона не ставится в один ряд с признаками необходимости и всеобщности. Признак существенности, в конечном счете, обусловливает и наличие всех других признаков закономерной связи, субординирует их. Соотносить понятия "необходимость", "всеобщность", "повторяемость" с понятием закона можно не непосредственно, а только через категорию сущности.

Но характеристика закона только через выявление его отношения к категории сущности недостаточна. Важным является вопрос о соотношении закона и явления. Как и сущность, закон нельзя мыслить как нечто существующее наряду с явлениями и независимо от них. Сами законы не имеют по отношению к явлениям никакой производительной силы. Они не существуют наряду с явлениями и не возвышаются над явлениями в виде мистической или физической силы. Субстанциональную основу своего действия законы имеют в отношениях объективной детерминации, существующей между явлениями. Одни явления детерминируют другие в соответствии с законами. Закономерный порядок обусловливания внутренне присущ объективному миру, материи.

Признание многообразия видов объективного обусловливания, видов детерминации позволяет говорить и о многообразии видов закономерных отношений или о многообразии типов и видов законов, изучаемых наукой.

Прежде всего законы классифицируются по формам движения материи. На первый взгляд такое подразделение законов может показаться достаточно тривиальным, но это не совсем так, ибо конкретная характеристика закономерностей, специфичных для той или иной формы движения, крайне затруднительна и связана с раскрытием сущности той или иной формы движения.

Другим важным подразделением законов является их подразделение на законы существования и функционирования объектов и законы развития. Первый тип законов характеризует предметы, процессы, явления с точки зрения их устойчивости, как уже ставшие и относительно стабильные образования. Второй тип раскрывает предметы с точки, зрения их развития; в них фиксируется связь между различными стадиями развития предметов.

Связь законов существования и функционирования и законов развития находит свое отражение в принципе историзма, в единстве исторического и логического, единстве структурно-функциональных и генетических методов исследования.

Основанием для классификации законов может выступать также структура отношений детерминации. По этому признаку в современной науке законы принято делить на динамические и вероятностно-статистические. Динамический закон - это закон, управляющий поведением индивидуального объекта и позволяющий установить однозначную связь его состояний. Пример тому законы механики; на их основе прогнозируются, помимо прочего, солнечные затмения на многие годы вперед с высокой степенью точности. Знание динамического закона позволяет однозначно предсказывать на основе известного состояния объекта все его будущие состояния.

Вероятностно-статистический закон - это закон, управляющий поведением больших совокупностей и в отношении индивидуального объекта позволяющий делать лишь вероятностные (неоднозначные) заключения о его поведении. Обратим внимание: он характеризует поведение не отдельного элемента в этом коллективе, а поведение коллектива в целом. Знание статистической закономерности не позволяет однозначно предсказывать поведение отдельных индивидуальных объектов, входящих в коллектив. В отношении отдельных элементов такие предсказания имеют только вероятностный характер. Хороший тому пример - максвелловский закон распределения молекул по скоростям. Этот закон, как отмечают физики, ничего не говорит определенного о скорости каждой отдельно взятой молекулы в определенное время; он лишь устанавливает долю молекул, которые обладают совершенно определенной скоростью, среди других имеющихся в данном объеме молекул; единственное, что можно сказать о скорости некоторой определенной молекулы, это - указать на вероятность того, что она обладает такой скоростью.

Классическая физика в основном имела дело с законами динамического типа, и абсолютизация этого типа законов вела к концепции лапласовского, механического детерминизма; считалось, что подлинными законами природы могут быть только динамические законы, а статистические законы возникают как результат неполноты нашего знания.

С возникновением квантовой механики ситуация радикально изменилась. Оказалось, что поведение квантово-механических объектов в принципе характеризуется действием статистических, вероятностных законов. Основное уравнение квантовой механики позволяет из знания вероятности нахождения микрообъекта в один момент предсказать вероятность его пространственной локализации в другой момент. Все попытки построить квантовую механику на законах динамического типа успеха не принесли.

Среди части ученых стало складываться мнение, что именно статистические законы, поскольку они характеризуют поведение микрообъектов, являются фундаментальными законами, а динамические законы выступают лишь итогом нашего огрубления действительности. Думается, однако, что противопоставление динамических и статистических законов с точки зрения их познавательного статуса является проблематичным. Приписывание фундаментального онтологического статуса любому из этих двух типов законов в ущерб другому типу ведет к обеднению концепции детерминизма, к сведению всего многообразия законов к одному типу. Разумнее считать динамические и статистические законы самостоятельными типами законов, характеризующими материальные системы с различных сторон. Они не исключают друг друга и не являются по отношению друг к другу гносеологическими приближениями - они дополняют друг друга, позволяя составить более богатое представление о разнообразии отношений детерминации, существующих в объективном мире. Примат же одних законов над другими в теоретическом познании зависит от качественной специфики изучаемых объектов, от способов их схематизации и идеализации.

Опираясь на введенное ранее представление о многообразии типов отношений детерминации, законы можно подразделить на причинные и непричинные. В основании причинных законов лежит отношение причинения, и фиксируемая в них связь имеет генетический характер. В свою очередь непричинные законы могут подразделяться на функциональные, структурные, законы корреляции и т.д. Решение вопроса о типологии законов при таком подходе тесно связано с решением вопроса о многообразии типов детерминации или объективного обусловливания, существующих в мире. Кстати сказать, если рассматривать вероятностную связь как разновидность непричинный детерминации, то существование такого типа детерминации и является основанием для вьщеления в особый класс законов вероятностно-статистического типа.

Каково соотношение причинности и закона? Механистический детерминизм и некоторые разновидности индетеринизма часто отождествляли закон и причинность. На самом деле такое отождествление недопустимо, ибо в методологическом плане оно нацеливает науку на познание лишь причинных законов и делает проблематичным статус законов, в которых причинная связь непосредственно не отображается. В рамках диалектического детерминизма логично считать, что причинная детерминация лежит в основании всех других типов детерминации, закон же охватывает все типы отношений объективного обусловливания, как причинные, так и непричинные (это не означает, что любое зафиксированное отношение обусловливания является законом). Для того чтобы стать законом, такая связь должна обладать всеми признаками существенного отношения: всеобщностью, необходимостью, повторяемостью и т.д.

Для философии и науки принципиальное значение имеет деление законов по степени их общности. По этому основанию законы делятся на частные (специфические), общие и всеобщие. Подразделение законов по степени общности сталкивается с одной трудностью. Любой закон является формой всеобщности, он характеризует отношения, реализующиеся в бесконечном множестве объектов (так, закон расширения металлов при нагревании утверждает нечто о всех металлах, которые существуют или могут существовать в мире). Поэтому точнее говорить о подразделении законов по сфере их действия. Специфические, или частные, законы управляют поведением качественно ограниченной сферы объектов. Общие законы характеризуют поведение объектов, принадлежащих к достаточно широкой предметной области. Принято делить мир на три большие сферы: природу, общество и мышление. Общие законы распространяют свое действие на одну из них. Примером общего закона может выступать закон сохранения энергии, действие которого проявляется во всех природных явлениях, изучаемых естественными науками. Всеобщие законы - это такие законы, которые действуют во всех трех сферах действительности и изучаются философией. В рамках каждой науки можно строить иерархию законов по сфере их действия от частных и производных законов до всеобщих и базисных законов той или иной предметной области.

Значительный интерес представляет в этой связи вопрос о взаимосвязи законов разной степени общности. На этот вопрос есть два альтернативных ответа: 1) действие общих законов проявляется в специфических законах; 2) общие законы действуют самостоятельно наряду со специфическими. Первое решение вопроса представляется более приемлемым, если исходить из диалектики общего и особенного. Общее не существует наряду с отдельным и единичным, а проявляется в них, как отдельное и особенное не существует вне связи с общим. Аналогичным образом и действие общих законов проявляется в действии частных, а не помимо них. Трудно, например, допустить существование в сфере общественной жизни наряду с законом противоречия между трудом и капиталом, законом соответствия производительных сил и производственных отношений еще и некоторого абстрактного закона противоречия. Все противоречия общественного развития выступают как конкретные формы проявления действия всеобщего закона диалектического противоречия. Реальность существования общего закона и определяется его неразрывной связью с реальностью действия специфических, частных законов.

Сущность – понятие, означающее внутреннюю природу вещи, данной в чувственном восприятии. Эта природа есть причина того, что дано в чувственном опыте. Сущность доступна только посредством умозрения. Обычно сущность противопоставляют существованию, как всему многообразию проявлений сущности. А значит – самому явлении
Явление – это и есть то, что дано в чувственном опыте. Это эмпирическое (чувственно данное) восприятие сущности. Сущность дается нашим чувствам посредством явления.
Закон – это понятие, отражающее непосредственную и устойчивую связь между явлениями. На основании этой связи можно судить как о сущности отдельных явлений, так и о сущности более общего характера.
1) различие сущности и явления можно наблюдать уже у досократиков. Гераклит, Эмпедокл и другие полагали в основании всего сущего некое начало, которое является их причиной (огонь, вода, воздух). Таким образом, различение сущности и явления у досократиков составляет пока только различение уровней общности во встречаемом ими сущем. Далее степень абстрактности и отвлеченности понятия сущности возрастает. «Идеи» Платона недоступны чувственному созерцанию, которому даны только явления. Но каждое явление указывает на свою истинную сущность – идею, которой причастно само явление. Принцип деления бытия на «истинное бытие» и мир подобия ему ложится в основу дальнейшей европейской метафизики. Аристотель снимает жесткое разделение сущности и явления. Сущность он называет формой и делает ее внутренне присущей любой вещи.
2) Понятие сущности как основания, под-лежащего (=субстанция) перешло в средневековье. Такое понимание было принято как в патристике (Ориген, Дионисий Ареопагит, Августин), так и в схоластике (Ансельм, Фома Аквинский). Главной целью средневековой метафизики было познание сущности Бога как творца, а значит причины и последнего основания мира. Но так как Бог сущностно непознаваем, то он полагается как единственно простая субстанция; все остальные субстанции сотворены Богом имеют акциденции, то есть привходящие качества и атрибуты. В катафатическом богословии все явления и вещи свидетельствуют о божественной природе.
3) В Новое время явление – это то, что дается сознанию субъекта извне. Декарт полагает эту максиму в основание своего метода, основанного на радикальном сомнении. Декарт говорит, что мы можем судить о сущности только если мы добились максимально возможной ясности восприятия явления в сознании. С другой стороны, эмпирики (Бэкон, Гоббс, Локк, Беркли, Юм) сводят явление к некому комплексу наших ощущений.
4) Так называемый коперниканский переворот в понимании соотношения сущности и явления производит Кант. По Канту, в познании нам доступно только явление – феномен. Сущность вещи – вещь сама по себе, как таковая она не поддается познанию. Для Гегеля в качестве сущности выступал Всеобщий Дух. Феномен у Гуссерля – в другом значении: это совершенно достоверный факт сознания. Всякий феномен есть интенциональное переживание, «сознание о». Сущность и явление познаются в феномене как цельное. Хайдеггер в «Бытии и времени» разводит понятия феномена и явления. Феномен – «то, что указывает на себя», явление же указывает на другое, сущность.

@темы: философские тетради

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Учусь жить заново...

главная